Что делал с волосами киану ривз в фильме 47 ронинов

Опубликовано: 11.04.2017

Совершенно не так давно свершилась глобальная премьера нового кинофильма с ролью Киану Ривза «47 ронинов». Это фэнтезийный драматический боевик режиссера Карла Эрика Ринша, главный сюжет которого основан на японском народном предании о самураях.

Съемки проходили в том числе и в Стране восходящего солнца, а Киану Ривзу пришлось учить японский язык. Что заинтриговало актера в этой роли, как этот кинофильм пересекался с его прошлыми работами, такими как «На гребне волны» и «Матрица», также, как давалось исследование нового языка – в маленьком интервью поведал сам Киану.

— Вы по сути учили японский язык, либо только свои высказывания на этом языке?

— Режиссер растолковал, что он желает, чтоб актеры гласили с чувством языка. Поэтому я пробовал отлично знать и осознавать диалоги на японском во время съемок. Мне давали указания по произношению. Это было весело. Играть совместно с японскими актерами фантастично. Думаю, для нас это было так же, как и для их играть сцены на британском. Для меня это всегда захватывающе – играть на другом языке.

Но время от времени было и не так забавно, в особенности, когда на ходу изменялся сценарий, уже часов в 11 вечера. Становится жутко, когда ты так тяжело работал, чтоб сыграть отлично и выучить один диалог, а позже кто-то гласит: «Как насчет этого?». Это большой вызов.

-Что 1-ое вас завлекло в этом кинофильме?

— История. Когда я в первый раз прочел сценарий, мне он показался схожим на вестерн. Это история мести и неосуществимой любви. Как для драмы, это неплохой кинофильм. В жизни это плохо, а в кино отлично. Поэтому я взялся за это. Мне приглянулся мой персонаж – юноша, который вовлечен в эту культуру, но не является ее частью, но желает, у которого есть шанс побороться за нее. Мне показалось это увлекательным и неплохой историей.

Позже я был впечатлен масштабами съемок и оборудования. Это очередной момент, который меня заинтриговал – масштабность. Вы лицезрели эти постановки? Мне просто нравится мысль находиться там и снимать что-то. Я работал в схожих конструкциях и ранее, и мне это так же нравится. Это так круто, когда вокруг тебя только стенки, тела и кровь, пусть они и изготовлены из бумаги и пластика.

— Какой фактор в съемках играет 3D?

— О, мне нравится 3D и как ребята это снимают. Зритель оказывается вовлеченным в процесс. Это как выйти на сцену во время спектакля и ощутить себя посреди актеров.

— Как вы готовились играть самурая?

— Сначала, я начал трениться действовать катаной. Мой сотрудник по съемкам Хироюки Санада фантастично обладает клинком – его киноленты «Сумеречный самурай», «Последний самурай». Я рос совместно с фильмами актера Сонни Чиба. Помню, когда мы готовились к съемкам, я спросил: «Хиро, сколько кинофильмов про самураев ты снял?» Он ответил: «20». Я заикаясь ответил: «Лааадно». А позже все таки переспросил: «Вправду, сколько?» А он: «Нууу, 30».

Но он фантастичен. Что здорово в работе с кем-то так опытным, что он очень щедр на помощь. При всем этом он волнуется, чтоб с каждым все было отлично.

— «47 ронинов» — очень японский кинофильм в плане подхода к понятию чести и жертвенности. Это совершенно отличается от понятий на Западе. В этом и есть основная мысль кинофильма?

— Думаю, да. И да, и нет. Мысль чести, будучи самураем, одна из интерпретации служения. Как раз Оиши, персонаж Санады, указывает это. Частично это и со стороны моего персонажа Кая. Я не знаю, как это будет зарубежным для западной аудитории, мысль чести и мести.

— Что вы делали, чтоб осознать бусидо?

— Я не знаю. Я смотрел много кинофильмов про самураев, проводил время с актерами, с Хиро. Мы просто обсуждали, что и как сделать.

rss